Мобильная версия сайта

Кроме безвинных жертв репрессий, стоит помнить и тех, кто убивал наших родственников и предков. Несмотря на то, что их руки были по локти в крови, их именами до сих пор названы белорусские улицы.

Профессиональной чертой сталинской диктатуры было не только уничтожение мнимых “врагов народа”, но и умение “заметать следы”, не оставлять следующим поколениям никаких документов, доказательств  даже самого факта существования на земле этих жертв, а заодно их родных, соратников и друзей. Руководящая элита уничтожала нежеланных свидетелей – сотрудников карных органов – палачей, на плечи которых в годы репрессий ложилась наиболее кровавая работа.

Некоторые из них имели отношение к Беларуси – либо фактом рождения, либо местом работы на этой территории. Среди них – первый заместитель наркома внутренних дел СССР Агранов, председатель ГПУ БССР Рапопорт, нарком внутренних дел БССР Заковский, заместитель наркома НКВД СССР Леплевский. Все они были расстреляны в 1938 году. Февраль 1940 года стал последним месяцем жизни наркома внутренних дел СССР Ежова и председателя ГПУ БССР Реденса.

Трагическая судьба была предначертана большинству из тех, кто исполнял волю Сталина. Становясь палачами, люди сами подписывали себе смертельный приговор, т.к. рано или поздно приходил и их черед становиться жертвами кровавого молоха.

Репрессивная система поедала саму себя: каждое поколение палачей расстреливало своих предшественников. Были установлены так называемые “лимиты” на количество человек, которых нужно арестовать. Например, для Гомеля “лимит” был установлен сначала в 500, потом в 1000, а затем в 2000 человек.

Работников НКВД инструктировали следующим образом: “Вы должны ровняться по производительности на стахановцев и не только выполнять нормы по количеству разоблачений в сутки, но и давать больше, чтобы не зря получать государственные деньги”. В Минске нормы “разоблачения” составляли от 1 до 3, в Гомеле – от 1 до 2 арестованных в сутки.

Для пыток создавались специальные камеры. В Гомеле в январе 1937 г. были оборудованы три камеры – “парилки”. В узкие помещения (настолько узкие, что не помещалось две койки) камер-одиночек без окон и вентиляции загоняли 20 и более человек. Камеры отапливались печью, в них круглые сутки горел свет. Здесь людей держали сутками – они стояли до тех пор, пока не давали нужных показаний. От жары у людей на теле появлялись волдыри. Если кто-то терял сознание, его вытаскивали, обливали водой из шланга и снова запихивали в камеру. Более 20 дней “парилку” не выдерживал никто. В таких камерах побывали 500-800 человек от общего количества рассмотренных дел на 800-900 человек.

К непокорным применяли еще одну меру воздействия – “ледник”. Арестованного помещали в карцер с цементным полом, где была очень низкая температура. Подобная камера была в Могилеве – темная низкая комната и вода по косточку, спрятаться от воды можно было только в гробу, установленном посреди камеры.

В минской тюрьме НКВД – “американке” – был организован специальный режимный корпус, куда доставляли арестованных, уже приговоренных к смерти. Такие арестанты, по мнению следователей, рассказали далеко не все, что знают. Осужденных допрашивали с помощью хорошо отработанных методов пыток. Если подследственный давал “свидетельства”, его условия улучшали, ему давали еду. В таких обстоятельствах человек вынужден был давать лживые свидетельства. Из 270 человек, которые удерживались в “американке”, 88 “дали свидетельства” на 3489 граждан.

Палачи также попадали в ловушку режима и против них использовали такие же методы, которые когда-то применяли они сами. Стоит отметить, что все руководители “Госбезопасности” БССР в период с 1918 по 1941 г. (15 человек) умерли не натуральной смертью, а были приговорены к высшей мере наказания и расстреляны.

Перейти к списку сотрудников НКВД БССР

Феликс Держинский (1877-1926)
Николай Ежов (1895-1939)
Лаврентий Берия (1899-1953)
Яков Свердлов (1885-1919)
Александр Криницкий (1894-1937)
Ян Гамарник (1894-1937)
Феликс Держинский (1877-1926)
Самый известный большевик белорусского происхождения. Потомок шляхетского рода Держинских. В молодости какое то время хотел вступить в орден иезуитов или стать ксензом, но в 16 лет стал атеистом.
Председать Объединенного государственного политического управления (ОГПУ) и ВЧК - военной чрезвычайной комиссии – карательного органа коммунистического режима, предшественника НКВД и КГБ. Определил основные методы карательной деятельности советской диктатуры. Организатор "Красного террора", инициатор ночных допросов, провокационных методов, практики взятия заложников. Ввел внутрикамерную "разработку" заключенных, согласно которой в камеру подсаживали агентов и разведывали то, что арестованные не говорили на допросах.
Держинского критиковали за чрезмерную жестокость даже некоторые коммунисты ЧК. На это он заявлял, что "право на расстрел является для ЧК чрезвычайно важным, даже когда его меч при этом случайно попадает на головы безвинных".
Организатор коммунистического террора в 1917-1921 гг. и массовых репрессий в 1922-1926 гг.
По его личному приказу уничтожено более 800 тысяч человек.
КОММЕНТАРИИ