Мобильная версия сайта

Коммунисты главным своим идеологическим врагом считали веру. Поэтому перед советским государством стояла конкретная цель – убить религию и стереть из памяти людей Бога и Библию.

Борьба с идеей привела к вооружённой борьбе с Церковью, борьбе путём насилия и убийств. С первого дня прихода к власти большевики начали систематические, настойчивые гонения на Церковь: священники, пастыри, раввины арестовывались и расстреливались либо ссылались в лагеря. Шло преследование верующих. Закрывались монастыри. Ликвидировались духовные учреждения.

Как и многое другое в Советском союзе, безбожная борьба также шла этапами по 5 лет.

Первая пятилетка – это массовое закрытие храмов, “изоляция священников”, конфискация церковных ценностей. Главный удар государство в это время был направлен против православного и католического духовенства: до 30 мая 1930 г. было осуждено 93 “церковника”, 25 из них расстреляно, 68 отправлено в лагеря. Всего в СССР до этого времени через “тройки” прошло 4016 представителей духовенства, из них 560 расстреляно, 2289 отправлено в лагеря.

Вторая пятилетка получает почти официальное название “безбожной” и ставит перед собой задачу полного уничтожения религии. Цель на 1932 г. – закрыть все религиозные учреждения, на 1933 г. – ликвидировать монастыри, искоренить обрядность, запретить религиозную литературу, на 1934 г. – депортировать священников, на 1935 г. – переделать храмы в культурно-образовательные учреждения, на 1936-1937 гг. – отпраздновать окончательную победу атеизма. И если в дореволюционной Беларуси было 1445 православных храма, 704 синагоги, 148 костёлов и каплиц, то в 1937 г. церквей уже 1371, синагог 633 , костёлов 95 а в 1938 г. действовать осталось только две церкви – в Орше и Мозыре.

Репрессии против православия

От православной церкви, по мнению коммунистических идеологов, исходила главная опасность, поэтому была поставлена цельеё полного уничтожения.

В 1920-ых гг. началась конфискация ценностей из православных церквей Беларуси. Ограбленные храмы закрывались и переоборудовались под сельские клубы или, что встречалось намного чаще, стояли пустыми. В 1934 г. было принято специальное постановление про использование молитвенных домов под зернохранилища.

Массово арестовывалось православное духовенство: только с 1837 г. по июнь 1938 г. это 3247 “церковника”, из них свыше 400 священников и монахов, 1 митрополит, 5 епископов и архиепископов.

 

Репрессии против католичества

Против Костёла также проводился ряд антирелигиозных компаний. В 1922 проводилась конфискация костёльных ценностей, в том числе на нужды индустриализации с храмов снимались кресты и колокола. Над представителями католических священников проводились судовые процессы – им приписывалась контрреволюционная деятельность и шпионаж в пользу Польши. На 1939 год в БССР были закрыты почти все католические костёлы, а в 10, которые формально действовали, не было ни одного священника. Большинство ксендзов было физически уничтожено.

Во время Второй мировой войны за участие в антифашистском движении оккупантами было убито более 100 католических священников (в том числе Юрий Кашира, Антон Лещевич, сёстры-назаретянки). После войны началась новая волна закрытия приходов и ограничения деятельности Костёла, священники массово выезжали в Польшу, много из них было репрессировано. На 1 января 1960 в БССР существовало 191 католическое объединение с 102 священниками, на 1985 – 96 объединений с 52 священниками.

Репрессии против протестантизма

До начала 1930-х годов в БССР насчитывалось 89 протестантских организаций. Из-за постоянного преследования они стали переходить на нелегальное положение. Спецслужбы отслеживали протестантских священников и “изолировали” их. Так, ещё в 1929 г. был осуждён на 3 года лагерей священник Церкви евангельских христиан Б. Чаберук. Когда он вернулся в Минск, его арестовали снова и осудили на такой же срок. В 1937 г. Б. Чаберук был арестован в третий раз и из ссылки не вернулся.

В конце 1930-х гг. в Минске, Полоцке, Витебске, Слуцке, Могилёве НКВД БССР были проведены две специальные операции по массовым репрессиям против белорусских лютеран. Протестантство  физически уничтожалось. Религиозные общины ликвидировались, их имущество конфисковалось, священники были под преследованием, дома молитвы уничтожались либо использовались для культурных и промышленных целей.

Так, например, помещение лютеранской церкви в Гродно стало областным архивом, брестская церковь была перестроена почти до неузнаваемости и использована под кинотеатр “Смена”, а в Полоцке  здание церкви занял местный музей.

 

Репрессии против иудаизма

Иудеи испытывали давление по национальной примете, поскольку бытовая еврейская культура тесно связана с нормами и традициями иудаизма. Закрывались синагоги – а именно через них определялось место человека в социуме, закрывались пекарни – и не было где выпекать мацу, не было возможности сделать обрезание – и происходила настоящая ломка сознания. Был запрещён иврит, что парализовало даже чисто культурную деятельность. Люди сидели в лагерях за стихи, написанные на иврите. Уничтожалось всё, что не поддавалось ассимиляции. Целый народ попал под каток репрессий.

Борьбу с иудеями советская власть начала с конфискации церковных ценностей из синагог, которых только в Минске насчитывалось 56. На протяжении четырёх дней эта работа была завершена. В хранилище Наркомфинбела было сдано: серебра – 1 пуд 36 фунтов 83 золотника 50 делей.

Была также изобличена сеть “антисоветских организаций еврейских клерикалов”. Возглавлял её “польский шпион раввин Шнеерсон”. Руководство осуществлялось “посредством специальных агентов, нелегально направленных в Советский Союз, и путём личной переписки на древнееврейском языке, которую он вёл со своими доверенными лицами, которые проживают в СССР”.

Репрессии против Белорусской автокефальной церкви

К концу 1930-х годов руководители православной церкви, как ранее католической, были обвинены в шпионской деятельности на германскую, польскую и японскую разведки. В июле-сентябре 1937 г. органы НКВД БССР ликвидировали “шпионско-контрреволюционную организацию” “Белорусская автокефальная церковь”, которая состояла более чем из 200 человек, в том числе из 2 епископов, 30 священников. В руководство было “включено” 12 человек на главе с епископом Филаретом (Ф. Раменским), 11 из которых было расстреляно 1 ноября 1937 г. в Минске.

КОММЕНТАРИИ